среда, 10 сентября 2014 г.

В. Катаев. Квадратура круга

Мне уже давно хотелось посмотреть прекрасное маленькое изящной формы здание Камерного театра изнутри. И очень кстати подобралась отличная компания, превосходная пьеса, и свободный вечер (заранее запланированный, а как же – в зале не было свободных мест). 

Кусочек просвещенной Европы среди "исторических развалин" и гигантских "памятников браткам" в центре Екатеринбурга.



На этом фото перед входом в здание - книжная полка с облаком тэгов.

Сделан с любовью, вниманием к деталям и тому, как будут чувствовать себя гости театра. Большой респект архитекторам и строителям: удобный и просторный гардероб, буфет с коньяком, кофе и пирожными, и парадная лестница с роскошными тропическими растениями на ней и вокруг. 

Подумали и о маломобильных группах населения в зал есть "нижний вход".
В фойе огромные окна с прекрасным видом, стоят диванчики и развешаны фотопортреты артистов и администрации театра, выполненные в стиле belle époque, так что можно, руководствуясь программкой спектакля, предварительно рассмотреть каждого из артистов в виде портрета. 
При полном зале – ни малейших признаков духоты и прекрасная акустика. И рояль есть, и балкон с видом на фойе и в зал (правда, в основном технический), - все на месте, что полагается театру. 
Правда, есть подозрение, что сам архитектор или мужчина, или крайне редко бывает в театрах. Когда из двухсот человек зрителей пять шестых – женщины, то в антракте (одном, и даже двух) остается очень мало вариантов провести свободное время: очередь в туалет простирается почти до входа в здание.

Маленькая сцена для исполнения этой пьесы – скорее достоинство: все действие происходит в одной комнате, в очень небольшое время (почти по классическим канонам). Прекрасные молодые актеры подхватывают ироничный дух авторских реплик и превращают его в дивный современный стеб на вечные темы, в декорациях неуюта на развалинах двадцатых годов. Немногочисленные молодые люди в зале заразительно хохотали в самых забавных местах, оживляя атмосферу и делая зрителей сопричастными происходящему на сцене. И то сказать – хорошие произведения всегда о людях и вечных их проблемах, неважно, в какое время они живут, и какие поют песни. Конец второго действия для этой пьесы – самый что ни на есть органичный, а все третье действие целиком – сплошь реверанс автора в сторону худсовета (или чего там было в то время), чтобы пьесу увидеть поставленной. Когда ответственный партийный работник выступает в роли «доброго батюшки, урегулирующего конфликт классицистской пьесы», меня это корежит и вызывает ощущение большой лжи, хотя такое, вероятно, иногда случалось («всяко бывает» (ц)). 
В общем, классическая рамка, советские декорации, смешной сюжет, вечные ценности = дорога на Бродвей, автор может похвастать, что и там публика радовалась вышедшей из-под его пера пьесе.
ЗЫ. Текст например, здесь. Много всякого о постановках (а они, оказывается, стали последнее время вновь популярны – здесь).

Комментариев нет:

Отправить комментарий